Gov04 - Заговоры. Приметы. Гадания. Нумерология
Поиск по сайту

Айсель Трудель: «Мое поколение не желает взрослеть. Персона Grazia: Айсель Трудел Айсель трудель биография кто отец

Источник, близкий к Genome, говорит, что Трудел действительно вела переговоры о сделке Керимовым, но чем они закончились, он не знает.

Разносторонний Genome

Смбатян уточнил РБК, что это не венчурный фонд в классическом понимании, он был создан для управления собственными проектами, не инвестирует в готовые компании и не хочет привлекать дополнительные деньги. «В какой-то момент мне стало понятно, что у меня слишком много интернет-проектов, и я не могу ими эффективно управлять», — говорит он.

Genome , говорится на его сайте, инвестирует в проекты в области медицины, электронной коммерции, финансовых технологий, социальных сетей, а также в развитие человеческого капитала. По данным сервиса Whois (принадлежит компании RU-Center, занимающейся регистрацией доменов), сайт фонда Genom Ventures был создан 24 февраля 2014 года, он записан на Genome Ventures LLC.

На сайте есть информация о таких проектах, как сервис микрокредитования«Вкредит24. ру», разработчик программного обеспечения GENО6, интернет-комиссионный магазин брендовойодежды Glamcom.ru, сервис дистанционной медицины «Педиатр 24/7», портал профориентации Getmyway, онлайн-игра Pet Doctor и платформа для создания виртуальных клубов и нетворкингаAPIO.

Как объяснил Манасов, его и Волошинав фонд пригласил сам Смбатян. «Я в компании портфельный инвестор, Александр [ Волошин] тоже, но он немного больше занимается ее развитием», — говорит Манасов.

Волошинотказался от комментариев.

Кроме указанных на сайте проектов у Genome Ventures есть еще три — всего 11, добавил инвестдиректор фонда Сергей Хабаров.

Агаларов помог

По словам Алиева, для сделки «Айзел.ру» выпустила допэмиссию, все средства, полученные компанией от новых акционеров, пойдут на ее развитие. От других комментариев он отказался. В пресс-службе «Айзел.ру» не ответили на вопросы РБК.

Гендиректор Y-Сonsulting Дарья Ядерная считает, что стоимость всего бизнеса «Айзел.ру», включая бутик и онлайн-магазин, не превышает $10 млн. «Это проект не рыночной конкурентоспособности, он основан на маленькой, но очень платежеспособной аудитории. Чтобы действительно получить от него отдачу, нужны большие инвестиции в онлайн», — поясняет Ядерная.

Рынок люкса переживает не лучшие времена: п о подсчетам Y-Сonsulting, 2014-й закончился приростом продаж по отношению к предыдущему году на 12,4%, до 740,41 млрд руб. В первом квартале 2015-го по сравнению с тем же периодом 2014-го рост составил только 4,1%. «По большому счету, это рост за счет увеличения стоимости продукции, в штуках идет сокращение», — говорит Ядерная.

Айсель Трудел родилась в Баку в семье дипломатов, а затем переехала в Москву. После окончания МГИМО она занималась связями с общественностью компании «Русское золото», позже была коммерческим директором компании «Наутилус». Вышла замуж за канадского архитектора Луи Трудела, который проектирует все ее бутики.

Первый бутик предпринимательницы — Aizel Secret — она открыла в «Крокус Сити Молле» при поддержке вице-президента Crocus Group ЭминаАгаларова. Чуть позже появился Aizel for Men (сейчас закрыт), а затем мультибрендовый бутик Aizel в Столешниковом переулке. В апреле 2012-го был запущен онлайн-магазин (aizel.ru). Кроме того, Трудел принадлежит Landau Fashion Group, которая владеет эксклюзивными правами на открытие в России магазинов Diane Von Furstenberg, Marc Jacobs, Agent Provocateur, Christian Louboutin, J.Mendel, Oscar de la Renta.

Одна из самых успешных женщин в российском ретейле Айсель Трудел давно уже осваивает интернет как торговую площадку и уверена в блестящих перспективах онлайн-торговли. «Лента.ру» узнала у основательницы маркетплейса aizel.ru, когда мода будет доступна всем, почему нам стоит обратить внимание на российских дизайнеров и когда офлайн-шопинг уйдет в прошлое.

«Будущее ретейла за интернетом»

История нашего бизнеса в ретейле насчитывает 15 лет. В 2011 году мы приняли решение открыть интернет-магазин. Спустя три года мы создали на его базе маркетплейс. Это виртуальное пространство, в котором любой российский или иностранный поставщик, подходящий под наши стандарты качества, может за определенный процент выставляться на нашей площадке. Это повышает узнаваемость бренда и позволяет выйти к покупателям во всей России. И не только: с 26 октября мы переходим на международный рынок, сайт уже переведен на английский, потому что уже много желающих делать покупки на нашей площадке.

Интернет-магазин aizel.ru - это сегодня единственный полностью российский проект, без привлечения иностранных инвестиций, работающий по двум моделям: собственная продукция и маркетплейс. С нами работают 65 российских компаний. Сейчас мы ведем переговоры с производителями павловопосадских платков, хохломы, они появятся у нас в начале 2017 года. Любой перспективный российский дизайнер или российская компания, предлагающие товары, которые, по нашему мнению, подходят для проекта, нам интересны, и мы готовы с ними работать. Условия мы предлагаем комфортные, команда большая и профессиональная. У нас есть и стилисты, и специалисты по логистике, технологическим решениям.

Заказы в Москве мы доставляем в этот же день или на следующий. Санкт-Петербург или Подмосковье - на следующий день. В остальные города до пяти рабочих дней. У нас работает специальный колл-центр по работе с клиентами, в том числе и зарубежными. Мы работаем с «Почтой России» и DHL, и у нас сейчас есть пять или шесть логистических решений, позволяющих ускорить время доставки покупателям.

За последний год мы продали почти девять тысяч единиц товара только российских дизайнеров, доставленных более чем в шесть тысяч населенных пунктов Российской Федерации и стран СНГ. География колоссальная, и в этом залог заинтересованности потенциальных продавцов. Потому что люди, работающие, например, в Нижнем Новгороде или Санкт-Петербурге, часто могут предложить свою продукцию в три-четыре местных магазина. А мы предлагаем им выход на всю страну, на весь мир. У нас 450 тысяч уникальных пользователей ежемесячно, и эти цифры только растут - на 180 процентов в год.

Будущее ретейла за интернетом - я убеждена в этом. Я сама пришла в интернет из обычного ретейла, и сейчас у нас тоже есть магазины, но торговля в сети дает огромную экономию времени. И мы идем на все, лишь бы клиентам было комфортно. Хотите платить наличными - пожалуйста, курьер приедет с кассой-терминалом, хотите примерить - конечно, не понравилась вещь и хотите вернуть - мы по закону обязаны принять товар обратно в течение семи рабочих дней. Кстати, оформление возврата у нас очень простое. Ни за примерку, ни за доставку, ни за возврат мы не берем денег. Клиент для нас всегда прав, мы отслеживаем поведение клиентов на сайте, можно сказать, мы слышим, как они дышат.

«Молодым дизайнерам мы даем огромную поддержку»

Мы одними из первых привозили в Россию европейских дизайнеров - 15 лет назад, когда многие тут не были представлены. Такие бренды, как Gucci и Christian Louboutin, доверили нам представлять их товар в российском интернете. Это дорогого стоит. Конечно, когда ты приходишь в магазин, выпиваешь чашечку кофе или бокал шампанского, тебе примеряют обувь, обслуживают, это совсем другой опыт. Но сегодня время стало еще большей ценностью. Я не отговариваю людей ходить в магазины, но я уверена, что большая часть клиентов сегодня выбирает интернет. Особенно это касается молодых. Зачем ездить по магазинам в поисках чего-то, что могут привезти тебе прямо домой в красивой упаковке?

От момента подачи заявки до выкладки на сайт уходит всего месяц. Это только кажется, что это тяжелый и сложный процесс. На самом деле это не так. Наша задача на ближайшие годы - расширить ассортимент маркетплейса. Поэтому мы рады каждой добросовестной российской компании с достаточным количеством товаров. Конечно, мы не можем взять три-четыре вещи.

Сам процесс очень простой: подается заявка на сайт: мы такие-то и такие-то, вот наш товар - можно с фотографиями. Мы его отсматриваем, проверяем, что это за компания. Дальше наши байеры связываются с этой компанией, изучают ассортимент. Очень важно, что была глубина, нам необходимы минимум 30-40 позиций. В идеале - 60. Мы их обрабатываем и выкладываем, с переводом на английский. Снимают вещи профессиональные стилисты, у нас очень сильная команда.

Молодым дизайнерам мы даем огромную поддержку. Офлайн-маркетинг, интернет-маркетинг, PR через соцсети и по всем тем каналам, которые мы наработали за годы. То есть мы не просто вывешиваем на сайте их вещи, мы делаем их известными, делаем так, чтобы российские покупатели их узнали и полюбили. И не только российские: мы считаем, что наша обязанность сделать так, чтобы о наших дизайнерах узнали за рубежом. Они ничем не хуже иностранных брендов.

У нас очень талантливые ребята, просто о них мало знают. И чем больше мы будем показывать своих дизайнеров, тем больше на них будет спрос. Пока российские бренды составляют 25 процентов от общего объема и наша задача увеличить их количество. Очень хорошо у нас продаются Sorry I“m Not, Александр Терехов, KATYA DOBRYAKOVA. Еще мы много делаем капсульных коллекций, специально для нашего сайта.

У нас есть интересный инструмент для продвижения брендов - онлайн-журнал, в котором работают очень сильные стилисты и арт-директора. 12 июня, ко Дню независимости России мы сделали съемку в Кремле. Кстати, это была первая фэшн-съемка в этом знаковом месте. Нам разрешили снять там вещи российских дизайнеров и получилось очень красиво. Иногда мы делаем бесплатные съемки и для глянцевых журналов, потом продвигаем их по своим каналам.

Мы запустили и детское направление, подключив такие бутики, как «Даниэль» и «Кенгуру», ведем переговоры с «Нежным возрастом» и «Детским миром». Если есть еще какие-то российские компании, занимающиеся этим сегментом, - будем всем им рады.

Мода должна быть доступна для всех, у нас на сайте есть вещи и за три тысячи, и за 60 тысяч рублей. Мы хотим, чтобы наш магазин был модным, но и доступным. Но у вещей должно быть качество, потому что мы несем ответственность перед клиентами. Конечно, мы отвечаем, что все это не подделки и ввезено в Россию официально. Если же производство местное, то важно еще и чтобы вещи отшивались в срок. Если мы верим в какого-то дизайнера, мы можем работать и с предоплатой. Шить в России могут не хуже, чем за рубежом, - на европейских фабриках, где я бывала, я видела очень много русских швей. И швейное производство в стране будет развиваться.

Слева: платье, Miu Miu; украшения, Erickson Beamon; колье, Chanel; Топ, Petit Bateau; Справа: брюки, Emilio Pucci; колье, Oscar de la Renta; кейсы для iPad, Christian Louboutin

Cовременную Москву сложно представить без магазина Aizel Moscow - сегодня это место превратилось в Мекку для всех, кто ­ценит моду не только за громкие имена, но и за интересные идеи. В этом году один из первых мультибрендов столицы отмечает десятилетний юбилей. «Открывая магазин в 2003 году, мы хотели показать людям те бренды, которых они еще не знают», - рассказывает Айсель Трудел. Так в городе появились коллекции Marc Jacobs, Oscar de la Renta, Christian Louboutin, Proenza Schouler. Многих из именитых дизайнеров Айсель приглашала в Москву, со многими ее связывает дружба и со всеми - хорошие отношения. Останавливаться на достигнутом для Айсель было бы слишком просто. Все силы сейчас брошены на развитие интернет-­магазина Aizel247.ru и реконструкцию бутика в Столешниковом переулке: на первом этаже покупателей ждет пространство с книгами и альбомами по искусству, а на четвертом - ресторан. Но лучше всего о магазине и о том, что вдохновляет Айсель Трудел на этот и другие проекты, расскажет одежда из ее собственного гардероба - ведь на каждую вещь у нее найдется своя история.

Сверху вниз, по часовой стрелке: клатч-матрешка, Chanel; клатч, Stella McCartney; украшения, Erickson Beamon; клатч, Lanvin

Во всем блеске

«У меня почти все украшения крупные, множество колье и браслетов, только с серьгами отношения не сложились. В основном это то, что продается в Aizel Moscow, - Erickson Beamon и Oscar de la Renta. Из ювелирных брендов мне больше всего нравится Cartier, особенно их линия с пантерами. Часов не ношу совсем - они на мне почему-то останавливаются! Платье Miu Miu (на фото внизу. - Прим. ELLE) я сразу выделила из коллекции - его и оранжевое с тюльпанами. Они оба в стиле 1950-х, мне кажется, так одевалась Эвита Перон».

Туфли и ботильоны, Christian Louboutin

Порывы ретро

«Одну из самых моих любимых вещей - этот жакет Chanel - я купила в Лондоне после рождения старшего сына. Жакетов Chanel у меня множество, и большинство из них винтажные. Я вообще собираю винтаж - раньше искала его в Париже, Лондоне и Нью-Йорке. Но сегодня в Москве открывается все больше хороших винтажных магазинов. Например, моя последняя покупка - платье Lanvin 1950-х годов - из магазина Vintage Voyage».

Туфли, Christian Louboutin, Rochas, Prada

Привет из 1970-х

«Свободные брюки Marc Jacobs в стиле 1970-х и с цветочным принтом - то, что я люблю в одежде больше всего, поэтому сразу выбрала их. До сих пор помню приезд Марка Джейкобса в 2008 году, мы с ним много гуляли по городу - он был в восторге! А больше всего Марку понравился ресторан «Пушкинъ».

ФОТО Брюки, топ, все - Marc Jacobs; туфли, Prada

Ставка на красное

«Наверное, самая большая моя удача - сотрудничество с Кристианом Лубутеном. Мы с ним большие друзья, часто созваниваемся и встречаемся. Помню, когда я отмечала свое 30-летие в Париже, он подготовил мне сюрприз. Я пригласила только самых близких - маму, нескольких подруг, Сати Спивакову. Кристиан повел нас во вьетнамский ресторан и постоянно крутился вокруг меня - то так подойдет, то эдак. Я не могла понять, в чем дело, а потом оказалось, что ему нужно было незаметно отрезать прядь моих волос! Зачем? Он сделал для меня туфли из пластика, под который поместил мои локоны и памятные для меня фотографии. Такой был подарок!»

Слева: топ, юбка, все - Marc Jacobs; туфли, Carven. В руках - жакет Marc Jacobs. Справа: свитер, Jonathan Saunders

Колье с кулонами-брошами, Oscar de la Renta

Премия «Оскар»

«Толстовок демократичных брендов у меня довольно много - они же такие удобные! Яркое сине-желтое колье - Oscar de la Renta. Этот дизайнер всегда одевал первых леди - Барбару Буш, Нэнси Рейган, Хиллари Клинтон. И со всеми ними я встречалась у него на приемах. Особенно меня впечатлила Нэнси Рейган - очень элегантная ухоженная женщина, как будто из другой эпохи».

Платье, Azzedine Alaïa

«Длинные платья Azzedine Alaïa одно время были только в его кутюрных коллекциях. И вот впервые он сделал платье в пол для коммерческой линии - я моментально его купила. С Аззедином мы, кстати, давно дружим - каждый раз, когда я в Париже, он приглашает меня в гости. У него всегда собираются самые интересные люди, а сам дизайнер запекает рыбу в морской соли. Мы общаемся, даже несмотря на то, что он не говорит по-английски, - Аззедин часто звонит мне через своего секретаря, спрашивает, как у меня дела, как дети. Очень ­необычный и искренний человек!»

Из любви к искусству

«Я очень люблю фильм «Раба любви» - Никита Михалков снял его на основе материала художника Рустама Хамдамова. Он довольно закрытый человек, но однажды я все же попала к нему домой и увидела его картины. В конце концов я уговорила его сделать рисунок, который мы поместили на пакеты, фасад нашего магазина и толстовки, - теперь это символ Aizel Moscow! А дизайнеры Libertine Синди Грин и Джонсон Хартиг, платье которых я надела с толстовкой, были на нашей с мужем «росписи» в московском загсе. Мы позвали немного гостей, а они как раз были в Москве - так и получилось!»

Тихая гавань Луи и Айсель Трудель.

До недавнего времени глава компании Landau Fashıon Group Айсель Трудель и знаменитый архитектор Луи Трудель делили свою жизнь между Москвой и Лондоном - и везде чувствовали себя как дома. И лишь поселившись в Монако, супруги поняли, что лучше всего они чувствуют себя наедине здесь, в квартире, выходящей окнами на гавань. Светлой и тихой, несмотря на то, что прямо под ней проходит знаменитая трасса «Формулы -1».

«Это всего день в году, так что рев моторов можно и потерпеть. - Айсель не относится к фанатам «Формулы -1». - К тому же мы не живем в Монако постоянно, бываем тут наездами, раза два-три в месяц».

Компания Landau Fashıon Group,принадлежащая Айсель, действительно не предполагает оседлости. Мир моды находится в постоянном движении, и Айсель движется вместе с ним. Она открывает бутики в Москве, привозит в российскую столицу известных дизайнеров - Марка Джейкобса, Кристиана Лубутена, Оскара де ла Рента, Диану фон Фюрстенберг. Её муж, Луи Трудель, архитектор с мировым именем, глава крупной девелоперской и дизайнерской компании TTMG, хоть и имеет постоянный офис в Монако, тоже много путешествует: его компания, построившая все бутики Айсель в Москве, сегодня возводит национальный стадион, сравнимый с «Птичьим гнездом» в Пекине, и здание международного банка в Баку, жилой комплекс в Аргентине площадью 50000 квадратных метров, оформляет апартаменты класса люкс в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.

«Я не могу сказать, что бизнес управляет нашей жизнью, - говорит Айсель.- Но осесть на одном месте для нас сейчас непозволительная роскошь».

Тем не менее, двухэтажная квартира в семиэтажном доме, выходящем фасадом прямо на порт, очаровала чету Трудель сразу:

«Мы вышли на террасу, посмотрели на бухту и решили: как хорошо было бы заканчивать день, сидя здесь с бокалом вина»

Ждать, пока квартира будет выставлена на продажу, пришлось два года. И хотя состояние монакской недвижимости не сравнить со знаменитыми коммуналками, из которых по большей части и выросла московская элитная недвижимость, ремонт и оформление под руководством Луи заняли долгие восемь месяцев.

«Прежде всего это связано с некоторыми местными особенностями, - рассказывает Луи Трудель.- Я работал в самых разных уголках земного шара и могу с полной уверенностью сказать, что Монако - самое сложное для строительства место. Во-первых, жители Монако превыше всего ценят приватность и тишину. Во время ремонта нам пришлось проявлять чудеса дипломатичности. Во-вторых, Монако - очень маленький город, и доставить сюда большие грузы - целая проблема. Зеркала, массивы дерева, камень, крупные предметы мебели - все это пришлось доставлять в квартиру через порт, при помощи подъемного крана».

После снятия межкомнатных перегородок и переноса лестницы, соединяющей 2 этажа квартиры, в доме появились спальня, детская, гостиная, кухня, три ванные комнаты и две террасы.

«Мы хотели сохранить прекрасный вид из окон и как можно больше естественного света, - говорит Айсель. - Первое, что мы видим, заходя в квартиру, - море. При оформлении квартиры Луи сохранил это совершенно фантастическое ощущение, словно находишься на яхте».

Не смотря на любовь к антиквариату, Луи и Айсель постарались избежать даже намека на старину. То, что получилось в результате, Луи, автор концепции, называет «смесью минимализма и нарочитой демократичности». Натуральное дерево и теплая замша уравновешивают полированный камень. Старинная люстра из муранского стекла соседствует с абстрактными полотнами на стенах и эксклюзивной мебелью Bottega Veneta. Эта люстра, купленная на парижском блошином рынке, доставила Айсель и Луи немало хлопот:

«Эта старинная вещь состоит из более чем ста мелких деталей. Собрать ее было большим испытанием. Но мы терпели, потому что она понравилась нам с первого взгляда».

Приглушенные серо-бежевые тона позволяют вписать в сложившийся интерьер практически любую новую вещь.

«Для меня это особенно ценно, потому что можно одним - двумя предметами обновить настроение в доме, - говорит Айсель.- Сюда можно вписать что угодно - от античного мраморного бюста до экзотической африканской маски»

У каждого члена семьи Трудель есть в квартире любимое место. Для Айсель это спальня:

«Она выходит на террасу, я вижу море и слышу шум прибоя».

Луи предпочитает террасу:

«В Монако круглый год тепло, поэтому можно каждый день завтракать, глядя на море».

А маленький Александр Анри пока проводит время в своей детской - под нее хозяева приспособили вторую спальню.

«Наша квартира в Монако - это семейное гнездо. Бешеный ритм жизни приучил нас ценить приватность. Хотя бы два раза в месяц», - улыбается Айсель.

По этой же причине Луи не предусмотрел в квартире рабочего пространства. Его офис находится в десяти минутах ходьбы от дома, и он, конечно, испытывает искушение «взять работу на дом».

«Иногда я проверяю электронную почту и отвечаю на срочные телефонные звонки, -говорит он.- Но никогда не устаю себе повторять, что дом это не офис, а место, где лучше всего наслаждаться общением с любимыми людьми, красивым видом из окна и тишиной».

Для просмотра лучшего вида нажмите на фото

Мода может обойтись без люкса – она ведь есть и в TopShop, и в Zara. Люкс без моды тоже, в принципе, неплохо себя чувствует. В Нью-Йорке, например. Вот идет uptown girl – с хвостиком, в бежевых брюках, в синем пиджаке и с сумкой Birkin. И везде, где есть «старые деньги», встречаются пожилые женщины с хорошо уложенными волосами и в белых колготках. Они тоже люкс, да еще какой! Это ведь стиль жизни – винтажные автомобили, дорогие кашемировые свитеры, закрытые учебные заведения. Но не it-girls. It-girls – явление преходящее, а люкс – классика.

Но с модой интереснее. Хотя и сложнее. Она все время что-то предлагает, а тебе надо постоянно выбирать, исходя из своего настроения и комплекции. Я стараюсь смотреть на себя со стороны – очень честно. Ведь мода изменчива, я никогда ее не догоню, это иллюзорный мир. Зато можно успеть взять у нее что-то для себя. В 17 лет я начала разбираться в том, как это работает. Я занималась пиаром в компании «Русское Золото». На показах в Париже я смотрела, кто в чем пришел, что с чем сочетают. Это тоже образование. Не просто так ведь существуют fashion-журналы.

Одежда – способ подать себя адекватно ситуации. Поэтому и над модой, и над люксом парит дресс-код – он гораздо важнее. Если я знаю, что у меня сегодня будет встреча с чиновником в мэрии, например, я оденусь в соответствии с понятным ему дресс-кодом «деловой люкс». Я не иду производить на него впечатление. И я помню, что для мужчины «хорошо одетая женщина» – это не всегда «дорого одетая женщина». Достаточно, если он подумает: «Вот пришла молодая деловая девушка». Но в люксе есть свои скрытые знаки. Самый яркий пример – сумки королевы Елизаветы. По тому, как стоит ее сумка Launer, можно понять, что у старушки на уме. Если она ставит ее на пол, значит, готова общаться. Если сумка на столе или на коленях – это знак «Разговор окончен!». Birkin тоже подает знаки – она сообщает о доходе ее обладательницы. Этого не надо стесняться, у нас в России такие правила игры в бизнесе. В жизни бывает и так, что на сумку потрачены последние деньги, люкс-блеф – неплохой прием, им многие пользуются. Одежда – это ведь инструмент, который придает уверенности.

Но у меня особая форма бизнеса, так что я практически в любой ситуации следую моде. И если бы я не работала в fashion-индустрии, одевалась бы все равно так же. Женщинам интереснее мода. В люксе, на мой взгляд, слишком много непорочности. А в моде есть нерв, это очень нестабильная среда – но девушки эмоциональны, им в такой среде как рыбам в воде.

Пока мне ближе мода. Может быть, это поменяется с возрастом, но не факт. Моя мама остановилась на люксе, но я принадлежу к поколению, которое категорически не желает быть взрослым. А люкс – это все-таки очень взрослая история.